Города в Арктике — миф или правда?
Удивительно, но Арктика является наиболее урбанизированным регионом мира. При этом население её крупнейших городов, таких как Анкоридж (Аляска, США) или Мурманск (Россия), не превышает 300 тысяч жителей. Самый большой процент городского населения проживает в российской части с мощными индустриальными центрами. Остальная Арктика — это деловые центры, офисы, некрупные поселения.

Достаточно продолжительное время Арктика оставалась владением коренных народов, и большие города пришли за полярный круг весьма поздно. Одной из причин их появления стало обнаружение ценных ресурсов. Их наличие, как и незнакомый людям суровый климат, определили этапы развития региона. Однако в научных исследованиях отмечается разница в развитии городов Арктики других стран и Российской Арктики.
Золотая лихорадка на Аляске
Чтобы понять истоки нынешнего положения городов, нужно немного углубиться в историю. Период с середины XIX века по первую четверть XX отмечен обнаружением по всей Арктике крупных месторождений. Яркий пример — золотая лихорадка на Аляске и возникшие с ней города Фэрбенкс, Доусон и Уайтхорс. Они являлись опорным пунктом для старателей и век их был не долог. Вне зависимости от размеров месторождения, с его исчерпанием разведывательная активность неминуемо угасала. Тем не менее, США сделали все, чтобы сохранить города и вдохнуть в них новую жизнь. Например, Фэрбенкс стал образовательным центром Аляски. Судьба этих городов подтверждает гипотезу Джека Лондона, сформулированную экономистом Ли Хаски:
"Рост экономики в период бума позволяет ей преодолеть последующий период спада и после него начать новое развитие".
Доусон и Уайтхорс, города во время золотой лихорадки
Доусон и Уайтхорс, города сейчас
Комплекс ветрозащитных строений. Сваппавара, арх. Ральф Эрскин
Не во всей мировой Арктике проблему исчерпания ресурсов смогли решить. Здесь интересно рассмотреть примеры двух поселений второй половины XX века: Сваппавара в Швеции и Фермонт в Канаде. Объединяет их не только добыча железной руды, но и подход к проектированию. Проект застройки Сваппавары архитектора Ральфа Эрскина предполагал частичное ограждение от экстремальных условий путем создания непрерывной стены из жилых, общественных и учебных зданий. Она должна была защищать город от ветра и снега. Любопытен и дополнительный социокультурный эффект: защищенные от непогоды жители стали значительно активнее в единой структуре, созданной стеной. Архитекторы Морис Деснуа и Норберт Шенауэр вдохновились опытом Эрскина и спроектировали похожее сооружение в городе Фермонт. К сожалению, заложенный в проекты потенциал не оправдался. Сейчас Сваппавара пустует. Исчерпание ресурсов оборвало развитие, и все работы по расширению и защите от среды были остановлены. В структуре Фермонта тоже была использована только одна стена. Город не стал расширяться: его нынешнего размера достаточно для нужд предприятия.
В России всё иначе.
По сей день ее часть Арктики представлена крупными ресурсными кластерами. Это деревообрабатывающие и лесоэкспортирующие предприятия Архангельской области, металлургические заводы вокруг Норильска, Ямало-Ненецкие нефтегазовые месторождения, Восточно-Сибирские месторождения золота и редкоземельных минералов. К ключевым городам и поселениям российского Заполярья относятся Мурманск, Апатиты, Архангельск, Воркута, Салехард и Норильск. Многие из них живут благодаря месторождениям и градообразующим предприятиям. Для подобных городов характерно взрывообразное и несколько искусственное развитие.

Каковы современные тенденции? Западная и восточная части российской Арктики заметно различаются. Это обусловлено расстоянием между ними и Москвой. Близкие к столице и связанные с ней транспортной системой западные центры крупнее и отличаются сложной инфраструктурой и большим количеством населения. С движением же на восток градостроительная стагнация становится все более заметной.
Норильск
Крупные города продолжают расширяться, менее крупные угасают, а новые не возникают.
Когда близ Норильска было обнаружено новое медно-никелевое месторождение, возникший при нём город стал не самостоятельным, а частью более крупного соседа. Новые города не возникают по причине изменения стратегии добычи ресурсов. Теперь она проводится вахтовым методом. Почему так происходит? Из-за восприятия Арктики, лежащего в основе отечественного градостроительства. Она считается пригодной исключительно для добычи ресурсов и притом настолько недружелюбной, что идея постоянных поселений не встречает широкого отклика. В случае мировой Арктики этот кризисный этап уже пройден. Тем не менее, для развития одних архитектурных преобразований недостаточно, необходимо ещё создавать прочную основу для продолжения жизни и развития, например, как в Фэрбенксе.
Талнах — активно развиваемый промышленный район Норильска
Итак, арктические города все-таки вполне реальны, вот только обычными их назвать нельзя.
Многие из них относительно молоды, но уже успели пройти несколько этапов развития и даже столкнуться с разрушающим кризисом. Что их ждет дальше? Точно не сказать, но верно одно: именно в изменении восприятия региона лежит ключ к его освоению на новом, безопасном, уровне. Нужно перестать бояться Арктику и увидеть в ней не врага или кладовую с ресурсами, а суровые, но прекрасные земли.
Автор статьи: Савинова Валерия, аспирантка 2 курса МАРХИ, член Экспертного совета «Проектного офиса развития Арктики (ПОРА)»

Дизайнер: Березина Мария, 3 курс МАРХИ
Made on
Tilda