Главный архитектор России Н.И. Шумаков — о нехватке архитекторов, о реновации и о строительных материалах.
Авторский проект Кирилла Позднякова раскрывает важные темы, которые волнуют жителей страны.
Недавно я посмотрела эксклюзивное интервью Николая Ивановича в программе «Поздняков» на телеканале НТВ.

Первое, что сказал Николай Иванович в своем интервью: «Стране категорически не хватает архитекторов, профессия не востребована. В России лишь один вуз – МАРХИ – готовит исключительно профильных специалистов». Это высказывание поражает! Ведь в России много университетов, в которых существуют архитектурные кафедры или факультеты, ими, к примеру, славятся Нижний Новгород и Саратов. Насколько я знаю, студенты-архитекторы из этих городов часто выигрывают конкурсы и отличаются хорошими знаниями и умениями. Тем не менее, Шумаков видит причину нехватки архитекторов в России именно в том, что нет полностью архитектурных институтов. Он приводит статистику: "В Америке процент практикующих архитекторов в 6 раз больше, чем в России".

По окончании вуза каждый выпускник выбирает свой путь: некоторые ребята продолжают свое обучение за границей, и часть из них остается там. Существуют студенты, которые просто получают диплом и осваивают другую специальность. А есть те, кто выбивается в архитекторы. Я считаю, что в нашей профессии почти все решает упорство, ежедневный труд и амбициозность.
Благодаря таким архитекторам Москва хорошеет. В городе в 2020 году пустили целых 6 новых станций метро, хотя до 2010 иногда вовсе не было пусков. В столице строятся новые ТПУ, проводится реорганизация промзон, создаются новые парки.
Глава союза Московских архитекторов подчеркнул, что нужно отделять Москву, Санкт-Петербург и Казань, упоминая российские города. Три столицы отличаются стремительным прогрессом.
А что происходит с обликом других российских городов? По словам Шумакова, очень ярко и четко прослеживается оптимизм в архитектуре. Недалеко от Казани сейчас возводят Иннополис – третий наукоград в РФ, созданный для развития IT-технологий. Маленькие города тоже стараются благоустроить, организуя архитектурные конкурсы. К примеру, привели в порядок Волжскую набережную и парк на Стрелке в Ярославле. Облик маленьких городов меняется с разной скоростью. Я часто путешествую по России и вижу плачевный внешний вид областей. К примеру, в Кашине, Калязине (Тверская область), Тутаеве (Ярославская область) и во многих других населенных пунктах очень много полуразрушенных памятников архитектуры, почти все дороги разбиты. Впрочем, положение постепенно меняется. Как сказал Николай Иванович: «Появляются теплые сортиры, проводится газ – и это оптимистично».
Николай шумаков:
«У нас все поставлено задом наперед: строитель руководит архитектурно-строительным комплексом. Он стоит впереди, архитектор – сзади. И получается, что бедная архитектурная лошадка подталкивает неповоротливую телегу строительного комплекса – и толку никакого. Потому что не бывает такого движения. Надо лошадь поставить впереди телеги. И наступит архитектурное благоденствие.
Архитекторы тщательно работают над благоустройством территорий только последние 10 лет. Раньше до этого не доходили руки. Градостроители были ориентированы на объекты первой необходимости: дома, школы, детские сады. А набережные, площадки и зоны отдыха оставляли на потом. Сейчас проблему неразвитости инфраструктуры стараются решать на начальных этапах проектирования.
Один из лучших районов Москвы – Строгино
Но так происходит не всегда. Хочу привести в пример московский район Некрасовка. Жилье здесь пользуется спросом. Однако в этом районе есть существенные минусы – совершенно не развита социальная инфраструктура, а окна многих квартир выходят на огромную свалку. Как можно было так возвести, а главное, спроектировать район? Тем не менее, даже в таких местах прослеживаются попытки решить вопросы благоустройства: в проекте предусмотрены бульвары, скверы и парковые зоны с водными объектами, учтены нормы инсоляции. Поэтому было вполне возможно на этой ситуации возвести красивый и пригодный для жизни район.
Из-за типизации застройки архитекторы порой не проявляют индивидуальность, не осмысляют пространство. Для этого и нужны зодчие, которых, к сожалению, мало в стране.

Так почему же стране не хватает архитекторов? Сколько талантливых студентов, полных креативными идеями, которых почему-то не привлекают к благоустройству российских городов. Да, проводится много конкурсов, и да, студенты в них участвуют. Но по причинам, не зависящим от участников, победить не могут. Я считаю, что именно в таких ситуациях молодые ребята «потухают» и зачастую просто уходят в другую профессию, даже не начав полноценную архитектурную деятельность.

Интересно также и то, что в России растет количество проектов зарубежных архитекторов. Кирилл Поздняков считает, что российским зодчим, да и жителям страны должно быть как минимум обидно. Но Н. Шумаков уверен, что если приглашенный архитектор сделал легкий набросок для разработки российской фирмой, то это не значит, что он спроектировал этот объект: «Естественно, русский народ предпочтет жить в пятиэтажке, спроектированной японским архитектором, а не российским. Это чистый маркетинг. Хотя российских архитекторов мирового уровня у нас достаточно». Соглашусь с Николаем Ивановичем. К сожалению, здание, построенное по проекту иностранного бюро, воспринимается выигрышнее, нежели спроектированное отечественными архитекторами.

В интервью, конечно же, была затронута тема реновации. А Н.И. Шумаков – один из немногих архитекторов, который яро поддерживал ее, потому что россиянам "недостойно жить в хрущевских бараках". По его словам, качественная реновация способна дать толчок к формированию должного уровня городской среды. Тем не менее, сейчас возводятся дома с инженерными и конструктивными ошибками, в которых жить, на мой взгляд, однозначно опасно. Поэтому все сторонники реновации начинают менять свое мнение. Еще не придумали проект, который устроит государство в материальном плане, а жителей в качественном.
Проект реновации Головинского района, Москва
николай шумаков:
«Изначальные посылы по этой программе были такие, чтобы никоим образом не нарушать существующие нормы по инсоляции, по плотности и так далее. А для этого не надо на том же пятачке заселять народу в десять, двадцать раз больше. И если следовать изначальным посылам, может получится результат достойный. Если же идти таким валом, давая больше площадей на том же месте, то результат будет плачевный.
Журналист Кирилл Поздняков спросил мнение у Николая Шумакова о проблеме архитектурного наследия. Вопросов много: как приспособить архитектуру под новые функции? как относиться к архитектурному наследию? как эксплуатировать? Мнения архитекторов на этот счет разнятся. Конечно, проще, как сказал Николай Иванович, «привезти крупную мощную строительную технику и сравнять это все с землей». Но есть выдающиеся памятники архитектуры, утрата которых будет невосполнима.

На мой взгляд, необходимо проводить реконструкцию архитектурных объектов и приписывать им новую функцию. Но ведь перестраивать сложнее, чем возводить новое – это факт. К примеру, павильон "Книги" на ВДНХ стоит, а павильон "Ветеринария", который был в хорошем состоянии, полностью снесли. Хотя в нем можно было открыть школу или музей. К сохранению архитектурного наследия относятся весьма выборочно.
Павильон "Книги" на ВДНХ
Павильон "Ветеринария" на ВДНХ
Напоследок в программе «Поздняков» была поднята тема строительных материалов. Шумаков заметил, что в сегодняшней архитектуре все еще царит эра стекла и железобетона. А идеальным городом для него является «город с зеленой травой, коровой и деревянными домами». В крупных городах сейчас процент дерева в строительстве ничтожен.
Николай Шумаков:
«Борьба красивого с неправильным продолжается долгие годы. Я боюсь, тот же самый железобетон в конце концов заставит умереть деревянную архитектуру».
Интервью с главой союза московских архитекторов получилось актуальным и злободневным. Советую его посмотреть и сложить свое мнение о вышеперечисленных проблемах.
Полную версию программы смотрите по ссылке https://www.ntv.ru/peredacha/Pozdnyakov/m50720/o629136/video/

Автор статьи: Дарья Фарстова, 4 курс МАРХИ
Made on
Tilda