Егор Орлов
Независимый архитектор-концептуалист, работающий в области дизайна, фикции и футурологии.
Год окончания КГСУ—2014
Выпускник образовательной программы Стрелки - 2015


финалист
Evolo Skyscraper 2015
Krob 2014
Is Arch 5th edition
International Architecture Awards 2015
RTF SUSTAINABILITY AWARDS 2014
ArchiPrix International 2015.
Победитель 24 Hours Competition 5th Edition

Графическая новелла «Unflattening»
Nick Sousanis
-Как вы можете описать свою профессию архитектор-концептуалист?

- Мне больше нравится — архитектор будущего. Этот образ задаёт нужный тон — он про игровые методы прогнозирования будущего. Вот этим я и занимаюсь.

Вообще, это особый скил. Он ведь не про начитанность, не про насмотренность и не про запоминание дат, имён и скучных определений. Сегодня актуален совершенно другой тип знаний — очень быстро, буквально, в течение одной минуты уметь придумать несколько крутых концептуальных идей. В последние годы инструментами для описания будущего стали выступать новые конструкции: сказка, аллегория, рассказ, вымысел. И своим появлением они ознаменовали наступление постсоветской культуры. Экшен в мире мысли, концептуальном мире. Так и появилось новое творчество. Последний вид творчества из возможных сегодня.

Архитектурные блокбастеры нового времени окончательно перестали быть академическими исследованиями и приняли другую форму. Они ломают грани дозволенного, играют, возбуждают, опрыскивают. Архитектурные утопии превратились в развлекательные романы, где опыт игрового и серьезного стал неразличим. Такие утопические альбиносы — яркое явление наступившей эпохи «educatiment» (от англ. education + entertainment), которая объединила воедино процессы образования и развлечения. Каждую из таких исследовательских работ стало интересно читать, словно держишь в руках хорошо проиллюстрированный и системно выдержанный утопический роман. Ярким примером этого может служить «Unflattening» (N. Sousanis) — первая докторская диссертация выполненная в виде графической новеллы, комикса. Именно такой сорт научных работ, от которых читатель получает бесконечные приступы ничем не скрываемого и некупируемого удовольствия, требует современное поколение, мечтающее одновременно и образовываться, и развлекаться.
Серия работ "Удивляющие миры"
Егор Орлов
-Почему вас привлекла футурология?

-Вообще, это своего рода образ жизни. Только представьте, что никакого будущего, на самом деле, нет. То есть как, оно как бы есть, но вот ты можешь его собирать и разбирать по-своему. Исправлять там свои же ошибки, или наоборот — допускать их.

Хочется играть будущим, а не предсказывать его. Собрать сотни игровых приставок для игры. А после пары минут залипания в одну, выбросить и взять другую. Хочется объединять миры и вселенные. Ведь сегодня все эти нереальные вещи вокруг начинают формировать нас быстрее и сильнее, чем вещи реальные.

Хочется всегда быть разным. Мы разные каждый день и хотим быть другими завтра, при этом помнить и ценить, кем были вчера. Мы не знаем, кем будем завтра, но хотим ими стать. Ведь какая разница, кто ты, когда ты — это все еще ты?

Серия работ "Удивляющие миры"
Егор Орлов
Хочется образовываться и развлекаться. Хочется остаться человеком в мире для человека. Оскотиниться. Хочется больше постыдного удовольствия. Сегодня мы берём знания из фантастических фильмов, а ещё вчера сами эти картины появлялись на свет благодаря человеческому прогрессу и его космическим мечтам о будущем. Теперь, они самодостаточны и сами становятся "элементами" конструктора будущего. Профессора в ведущих институтах разбирают на парах игровые своды правил из книг Джоан Роулинг. Там же защищаются докторские по Звёздным войнам или Властелину колец.

Мы создавали будущее — теперь позвольте будущему создать нас.
Серия работ "Удивляющие миры"
Егор Орлов
-Почему вас интересуют миры, а не узкая специальность «архитектура»?

-В них больше пространства для архитектурных экспериментов. Недавно провёл на площадке ГЦСИ в Москве воркшоп «Удивляющие миры». Задача, которую я на нём поставил, мне показалась в этом плане очень интересной. Я предложил участникам придумать формулу своего собственного мира. Мира будущего, который умеет удивлять. Мира, который был бы способен всё время быть новым и интересным. Почему бы нам не вообразить новые законы и правила, по которым он мог бы существовать? Перепридумать его формулу. Вода, которая могла бы литься вверх, законы тяготения, которые работали бы чуточку иначе. Городу будущего нужна формула с открытым кодом, которую можно менять, переписывать и с которой может играть каждый. Формулу, которая заставила бы мир будущего работать совершенно неожиданным способом, решая любые проблемы архитектурно-юмористическими вариантами. Какими бы могли быть такие удивляющие миры? Каким будет мир будущего, если вся энергия в нём станет жидкой? Как будет выглядеть мир будущего, в котором произошло сослоение полюсов и всё в нем, включая самих людей, отклонилось на 12 градусов? Может ли в пустыне Сахара пойти снег (может)? Я думаю, именно такие вещи помогают говорить и думать об архитектуре гораздо больше и смелее, чем что-либо другое.

Информационный бриколлаж "Играющий город"
Егор Орлов
-Что станет с городами через 100 лет?

- Во все времена утописты пытались найти идеальную модель счастья. Какой ей быть — диктовало время. Каждое поколение утопистов искренне верило в ту версию счастливого будущего, которую они, казалось бы, предугадали, в которую во что бы то ни стало нужно было попасть. Из раза в раз модель будущего опережала свое время и, тем не менее, уже следующее поколение утопистов предлагало новую версию завтрашнего дня. Любой способ придумывания будущего, в этом смысле, нуждается в изменениях, постоянных трансформациях. Он нуждается в методологическом обновлении, совершенствовании, чтобы уметь отвечать на вызовы меняющегося времени, в котором мы живём. Именно поэтому — будущее всегда разное. Сегодня будущее нужно не для того, для чего оно было необходимо вчера.

Кибертопия. Будущее архитектурных пространств. Смерть аналоговых городов.
Егор Орлов
-Как родилась идея диплома про Киберотопию? Какие проекты ваши самые любимые?

- Вектор моих интересов начал формироваться уже в Казанском Государственном Архитектурно Строительном Университете, который был окончен мною с отличием в 2014 году. Там я и выполнил дипломную работу «Киберотопия. Будущее архитектурного пространства. Смерть аналоговых городов», которая была отмечена рядом наград на международных и всероссийских конкурсах, среди которых, особенно важным считаю упомянуть: Диплом победителя международного архитектурного конкурса «International Architectural Competition Lazar Khidekel Award», Диплом первой степени «МООСАО», Диплом «РААСН», Диплом финалиста «Krob 2014 — the 40th annual Ken Roberts memorial delineation competition», Диплом финалиста «Hunter Douglas Award» и Серебряный знак Зодчества 2014.

Вообще, идея Киберотопии достаточно проста. Почему бы нам не объединить цифровое и реальное пространство? Перенести законы физического мира в виртуальный, а виртуального в физический. Так и появились идеи, например, огромных морских кораблей, которые теперь никуда не плавают, а используются в качестве модулей города, насаживаясь то там, то в другом месте. Или жильё, которое горожанин должен собрать сам: хочешь жить в городе будущего? Тогда собери его себе сам! Там кстати, была помню ещё и большая голова Ле Корбюзье, в которой селились люди, обустраивая на его лысине деревню.
Касательно новых трендов в архитектуре — я бы предложил пристально смотреть за студенческими проектами ведущих европейских школ. Например, Bartlett, SCI-arch, AA. Подписываться на аккаунты студентов, кидать им дружбу в фейсбуке и болтать обо всём.

Кибертопия. Будущее архитектурных пространств. Смерть аналоговых городов.
Егор Орлов
-Вы пишете специфические тексты с кучей авторских слов. Назовите самые главные из них, их концепцию и иерархию.

- Ух ты! Спасибо за такой крутой вопрос. Да, действительно, мне нравится играть словами — для меня это один из инструментов для моделирования будущего. Одна моя знакомая как-то сказала, намереваясь описать всё это — Егор, у тебя всегда знакомые слова в незнакомом порядке. И думаю она права. Я люблю забрасывать в слова новые смыслы, не давая намеренно этому никакого объяснения. Получаются такие живые структуры, которые думают, дышат прямо тут.


В этом смысле, конечно же, примером для меня является Рем Колхас и стиль его письма. Всегда испытываю какую-то невероятную любовь, читая его тексты. Там эта пяти-смысленность зашкаливает. Размер идейности на километр текста — он огромный. Тут ведь именно, поиск идей происходит не за счёт терминологии, игры с определениями или отсылок в каким-то там теоремам. Нет, тут чистое поле. Слова, вдруг снова стали словами. И ты вдруг может не зацикливаться, что и где там означалось и кем, а сам играть определениями, заливая туда тонны воображения. Это такая концептуальная фантазия.

С одной стороны это похоже на образы Даздрапермы из советского новояза, но это немного другое. Тут именно что, концептуальная, идейная напряженность и она очищена от лишнего. Именно поэтому, как таковой иерархии нет. Как и нет, четких определений. Если закидывать такие элементы конструктора в разные локации, то они наделяются разными смыслами и ничуть по этому поводу не парятся.
Театр будущего
Егор Орлов
-На воркшопах, что вы ставите целью достижения учениками? Вы привлекаете их к своей концепции мира (1) или даёте каждому найти свою (2)? Какой метод используете для (1) или (2)?

- Для меня главное, чтобы все участники полностью доверились процессу и начали играть в архитектурное будущее. К примеру, на последнем воркшопе, который прошёл сначала в КГАСУ, а потом и в МАРХИ, я предложил участникам подумать над тем, что такое архитектурная игрушка. Её появление стало своего рода архитектурным поиском самой маленькой частицы в городе будущего.

В Казани ребята придумали ряд интересных идей. Одни предложили соединить законы макро-уровня (космоса) и микро-уровня (молекулы) в форме игрушки, тем самым "придумав" новую физику, которая, по их мнению, сможет дать ответы на те вопросы, на которые не могла дать прежняя наука. Другие, предложили подумать об игрушке, как о "пустоте", своего рода некий бесконечный модулятор-оригами, который начинается с пустоты и заканчивается ею, однако, а в процессе всех своих изменений, помогает играющему менять себя в течении всей своей жизни: пустота — рождение — юность — взрослость — старость — пустота. Тут сразу же вспоминается Пелевин.

Театр будущего
Егор Орлов
В Москве ребята предложили другую историю для архитектурной игрушки: она для них стала неким механизмом "соединения" людей для решения глобальных (Планета) и локальных (человек) проблем. Мы кстати опубликовали наш проект на медиа портале Татлин «Архитектурная игрушка», можете почитать. Участники выполнили свою работу в виде такого большого архитектурного комикса, нарисованного полностью от руки на формате А0 — поэтому, когда они защищались, помимо планшетов, у них висели и такие большие листы с ручной графикой.

Проводя воркшопы, важно заранее придумать метод процесса, расписать его буквально, по минутам, срежессировать. Такие воркшопы — это экстремально быстрые эксперименты. Для их проведения совсем не годятся те методики, которые применяются на 6-ти летнем курсе обучения в институтах. Нельзя тут предлагать студентам проектировать дорожки и благоустройства сажать. Тут нужны какие-то новые форматы, которые бы помогли за очень быстрое время придумать живые идеи. Возбудить человека. Для этого вообще весь процесс должен походить на игру.
Театр будущего
Егор Орлов
О том, каким могло бы быть образование будущего, я в своё время написал небольшую статью в Татлин MONO #50 про образование будущего «Удивительные дни». Там я придумывал такие форматы, например, архитектурное реалити-шоу, конструктор для архитектуры разума и многое другое.

К примеру, в начале воркшопа я зачастую предлагаю придумать персонажей будущего, ну тех, кто будет обитать в вымышленных городах, и это не обязательно должны быть люди, а лучше всего, чтобы это были точно не они. За этим мы можем провести целый день, и я запрещаю прикасаться к этапу проектирования, пока участники не придут к каким-то идеям. В процесс воркшопа я часто встраиваю игровые моменты — мы можем поиграть в настольные футурологические игры, чтобы расслабиться, потренировать социальные навыки и развить в себе ту самую фантазию. Обычно мои воркшопы деляться на два основных метода — быстрое мышление (fast thinking), когда участники за 5-10 минут, должны придумать несколько самодостаточных идей. И долгое мышление — (slow thinking), когда мы начинаем этими идеями играть и тут, на этом этапе, также нужно найти свой формат для работы.


Театр будущего
Егор Орлов
-Можно ли утверждать, что в ваших футуристических моделях отображаются идеи НЭР? Как вы относитесь к НЭР?

- Думаю, что любой молодой архитектор вдохновляется этим архитектурным блокбастером. НЭР — это образ мышления времени, отобразившийся в архитектуре. Сегодня не хватает нового ощущения будущего, которое присутствовало в работах НЭР. Возможно даже другого, как жанра. Такого, которое бы вдохновило на покорение будущего, но не в машинах из металла, а скажем, уже из виртуального материала какого-нибудь. Нам всем нужно мечтать смелее!
Made on
Tilda