Вестник МАРХИ
Студенческое издательство
Андрей Асадов
Член правления Союза московских архитекторов.
Куратор Международного фестиваля «Зодчество» в 2014 и 2015 годах.
Один из инициаторов и организаторов молодежного фестиваля «Города».
Лауреат международных и всероссийских профессиональных смотров и конкурсов.
Лауреат Премии Москвы 2004 и 2015 годов.

Год рождения — 1976
Год окончания МАРХИ —1999
С 2003 руководит Архитектурным Бюро Асадова.

РУБРИКА: ЭКСКЛЮЗИВ
МАРФА ЗАХАРИНА
Формат нашего бюро — коалиция. Ядро команды — это семейная династия, а Александр Рафаилович ее родоначальник. Долгое время все мы работали параллельно, но потом решили объединить усилия, чтобы действовать в рамках одной сильной команды.
Расскажите про ваше бюро
Автомобильный центр Mercedes Benz центр «Авилон» на Волгоградском проспекте. Это было на следующий год после завершения института, мне доверили под надзором старших товарищей все проектные стадии. Мы делали этот проект с уникальной командой конструкторов — наверняка слышали про Нодара Вахтанговича Канчели. По форме это такой бублик, а на нём самая большая эмблема Mercedes.
Какой ваш первый проект?
Всё вокруг предрешило мою судьбу, но я сомневался до 10 класса. Выбирал, чему себя посвятить, т.к. помимо архитектуры меня интересовали философия и духовные практики.
Позже я понял, что архитектура — наука не про то, как дома придумывать, проектировать, а универсальная «жизнестроительная» сфера. Создание полноценных искусственных обитаемых миров для гармоничного развития человека. И архитектор в каком-то смысле подобен творцу.
В какой-то момент родители посоветовали пройти тест по выбору профессии. Я прошёл, и мне высветилось три варианта.


Когда вы поняли, что хотите быть архитектором?
Нет (смеётся). Продавец непродовольственных товаров, выпускающий (как редактор или верстальщик) и архитектор. И со временем я понял, что все три варианта у меня удачно совместились. Мне, как руководителю бюро, приходится всё время продавать непродовольственные товары, в виде проектов и идей. Координировать работу команды и как раз смотреть, что выпускается в результате всех усилий — и вот я вроде этот выпускающий. И архитектор — как генератор идей и творец.
Архитектор, архитектор и архитектор?
В профессии архитектора нет нарастающей и спадающей фазы: это всегда рост. Готовность сразу после учёбы открывать своё дело можно только приветствовать, но я бы посоветовал сначала поработать.
Если архитектор становится предпринимателем, то он уже действует в рамках бизнес-законов. Его команда должна иметь и предлагать потенциальному клиенту преимущества. Для крупных бюро это опыт решения сложных задач, а для молодых — креативность. Можно открыть своё дело, а когда надоест, свернуться, поработать и получить опыт, а потом открывать своё дело на новом уровне.
Какие испытания ждут молодого архитектора-предпринимателя?
Есть куда больше участников, особенно в крупных городских проектах. Правительство Москвы заинтересовано в качественном и количественном результате, инвесторы и девелоперы хотят получить прибыль, у строителей задача сделать как можно более экономичным и быстрым способом, а жители желают получить пространство нового качества.
Как сохранить идею между заказчиком и правительством?
Сначала договариваемся по стоимости, показываем наш опыт в аналогичных проектах и начинаем работать, если заказчика всё устраивает.
Например, жилой комплекс «Virsis». Спрашивается — зачем мосты? Этот участок перерезал подземный коллектор, и обычный прямоугольный дом построить было невозможно. Пришлось его разделить на две половины и соединить мостами. Благодаря этому также появилась дополнительная площадь, ведь внутри находятся квартиры.
Вот вам поступил заказ — что дальше?
Бизнес-школа Сколково английского архитектора Дэвида Аджайе в сотрудничестве с русским проектным бюро AB-studio.



Какое ваше любимое здание в России?
Мой идеал — это когда органичное и технологичное начало сращиваются друг с другом и возникает живая архитектура. Например, Центр Пауля Клее в Берне по проекту Ренцо Пиано.







А в мире?
Помощь в организации на фестивале «Города». В разных экзотических местах собирались молодые архитекторы и проектировали арт-объекты. Около 500 — 600 участников со всей страны. Курировали 4 года фестиваль «Зодчество». Постарались задать ему новые форматы и площадкИ. Например, провели фестиваль на Трехгорной мануфактуре.
Расскажите про ваши общественные инициативы
Архитекторам необходима правильная речь для воодушевляющей беседы с заказчиком и самопрезентации. Хорошо бы сделать красноречие обязательным в учебной программе.

Нужно ли архитектору учиться красноречию?
В России это Борис Скуратов и Юрий Григорян. Воодушевляют работы Бьярке Ингельса (BIG). Они не дают расслабляться другим архитекторам, из-за чего чувствуется соревновательная атмосфера. Из маститых это Ренцо Пиано и Питер Цумтор.

За какими личностями вам интересно наблюдать в мире архитектуры?
Не очень удачные попытки бионической или параметрической архитектуры, выполненные в российских и китайских реалиях. Бывает, качество выполнения полностью девальвирует всё впечатление от проекта.

Что вы не приемлете в современной архитектуре?
Как формат пятиэтажки отжили своё, поскольку были рассчитаны на несколько десятилетий, а просуществовали вдвое больше. В программе реновации я вижу шанс на качественное обновление большой части города. Своим проектом в конкурсе «Реновации жилых кварталов» мы хотели показать, как можно этого достичь. Концепция называлась «Не спальный район».

Как вы относитесь к реновации пятиэтажек?
Городам в России есть куда развиваться. Если бы архитекторы старались обращать внимание на человеческий масштаб и «дух места», то результат их работы был бы более гуманным.

Что вы думаете, насчёт российских мегаполисов в целом?
В сторону умной оболочки, реагирующей на погодные условия и поведение обитателей — можно сказать «живая кожа».

По какому пути пойдет развитие архитектуры ?
Made on
Tilda