Вестник МАРХИ
Студенческое издательство
магистратура МАРХИ
...То, что я сейчас делаю ー это не исследование и не теория, это практика и способ жизни моей профессии
Рубрика: разговор со студентами.
Рита Карпова
С недавнего времени в МАРХИ действует двухуровневая система образования. Ступень специалитета заменили на бакалавриат и магистратуру. Также с 2016 года магистратура МАРХИ перешла на модульную систему обучения, и теперь предметы преподаются интенсивными курсами по 6-8 недель. Одни из первых выпускников такой системы ー Дмитрий Пекшин, Филипп Верхотуров, Алексей Капустин и Егор Белаш. Они рассказали ВМ о поступлении, учебе в магистратуре МАРХИ и о том, как изменились их отношения с архитектурой.
ー Начиная с первого курса у бакалавров есть возможность отправлять тезисы на научные конференции, они пишут рефераты и курсовые работы. Хватило ли вам этих навыков чтобы поступить в магистратуру? Как вы к ней готовились?
Дмитрий: Для поступления в магистратуру важнее практические навыки. Их демонстрируют клаузура и портфолио, а теоретические знания могут потребоваться только при написании эссе. Я закончил бакалавриат в Великом Новгороде (НовГУ им.Ярослава Мудрого) по направлению дизайн архитектурной среды. У нас было много проектов, связанных с исторической средой, исследовательской деятельностью, это могло сыграть свою роль. А вообще, архитектура ー область междисциплинарная, здесь не стоит зацикливаться на областях, которые связаны со специальностью (такие как конструкции, инженерные технологии). Нужно расширять свой кругозор и интересоваться различными смежными науками, такими как экономика, политика, экология, история, социология - этот список можно продолжать бесконечно. Поскольку темы для эссе каждый год могут варьироваться от каких-то исторических до градостроительных, как это было в нашем случае, я думаю, подготовиться можно только так ー всесторонне развиваясь и полностью включаясь в процесс.

Филипп: Я заканчивал бакалавриат в Карагандинском техническом университете (КарГТУ). Могу сказать точно, что чем раньше вы начнете интересоваться этими вещами (научно-практические конференции, выступления, доклады), тем вам будет проще вливаться в такую специфическую, на самом деле, научную работу. На первом курсе рановато всем этим заниматься, потому что пока вы даже не знакомы близко с профессией. Мы начинаем обучение, выполняя исключительно художественные задания.

Егор: Мне кажется, что я поступил только потому, что перешел на пятом курсе на кафедру советской и зарубежной архитектуры. Там мы писали много текстов, докладов, и благодаря этому я уже получил некий базис.
ー Что насчет темы? Вы поступили с темой или искали ее уже поступив?
«Взаимодействие традиций в архитектуре православного русско-сербского храма в г. Баня-Луке.*»
Цель работы: на примере проектирования храма в городе Баня-Луке сформулировать методологию работы архитектора в условиях необходимости синергии нескольких традиций и культур с учетом специфики дополнительных обстоятельств, возникающих из-за нестандартного контекста окружающей среды.*
*- объект, которому посвящена работа, уже начал возводиться.


Филипп: Я определился с темой ещё до поступления в магистратуру. Сейчас я занимаюсь архитектурным образованием. На бакалавриате (КарГТУ) мы с однокурсниками начали проводить мастер-классы для курсов помладше. Мы увидели недостатки среды, в которой занимались, и мне захотелось изменить ее к лучшему. Так я определился с тем, что хочу проектировать и строить школу архитектуры в своем городе (г.Караганда). Проектирование школы архитектуры в Караганде было темой моей бакалаврской работы, и я поступил в магистратуру с целью продолжать разработку. Сегодня это выросло в целый учебный комплекс непрерывного архитектурного образования, где есть центр для детей и молодежи, общин художников, союз архитекторов, колледж архитектуры и сама высшая школа, включающая бакалавриат и магистратуру.

Алексей: Моя тема скорее сама меня нашла. В Москву приехала сербская делегация с готовностью совместно проектировать храм в традиционном русском стиле. Я уже работал с этим стилем, поэтому мне предложили поучаствовать в проекте. Строить его хотят в честь семьи Романовых, которых канонизировали в начале XXI века. Николай II сыграл огромную положительную роль в истории Сербии. Построить храм раньше помешали политические обстоятельства. Великая Отечественная война и потом коммунизм в Югославии, который имел атеистические корни, развал Югославии, война в Боснии и Герцеговине ー всё это были обстоятельства, при которых храм не мог быть построен. Но идея внутри духовенства и в политических кругах была всё время, потому что сербы - наш братский народ, и они хотят показать эту связь миру. Поскольку работа большая и требует научного подхода, то она довольно удачно подошла для магистерской.

Дмитрий: Мое направление деятельности сформировалось до поступления в магистратуру, но саму формулировку тема получила после, в процессе проектирования и взаимодействия с руководителем. Я занимаюсь восстановлением секуляризированных монастырей, то есть таких монастырей, которые в настоящий момент не принадлежат церкви. Конкретный объект моей работы ー Деревяницкий монастырь в Великом Новгороде, недалеко от которого я живу. Я наблюдал за объектом в период обучения на бакалавриате и однажды увидел, как у храма упал центральный купол. Это очень сильно на меня повлияло, привело к рассуждению о том, что можно сделать, и выросло в разработку. Сейчас я занимаюсь проектной диссертацией по этому объекту и планирую создание на базе монастыря приходского и реабилитационного центра для людей с наркотической и алкогольной зависимостью. Такой выбор функций оправдан тем, что в настоящее время в одном из корпусов уже расположена клиника для лечения людей с такими зависимостями, но нет реабилитационной функции: их просто лечат и отпускают. Касательно приходской функции, в этом районе нет храмов, хотя это востребовано. Исследовательская часть диссертации будет включать выявление всех подобных объектов на территории европейской части России. На сегодняшний день их удалось обнаружить порядка 30 - и это только в группе средних городов с населением от 50 до 500 тысяч человек.

Егор: Поскольку я учился на кафедре советской и зарубежной архитектуры, у меня была теоретическая выпускная работа, как и сейчас в магистратуре. Поэтому я пытался развивать то, что у меня уже было на 5м курсе. Моя работа называется "Тренд и функция в архитектуре XXI века". Я выявил то, что в современной архитектуре существует ряд вещей, которые условно можно назвать "трендами", например экологические вопросы параметрической архитектуры. Эти тренды распадаются на набор атрибутов, т.е. ряд элементов, которые проявляются в архитектуре и отсылают к трендам.


Алексей Капустин
Егор Белаш
«Архитектура XXI века. Функция и тренд.»
Цель работы: выявить модель функционального формообразования в архитектуре XXI века.


ー С чего начинать искать свою тему?
Филипп: Тему нужно начинать искать с себя, просто со своего окружения. Ты как бы сам отвечаешь на какой-то социальный заказ, не опрашивая большое количество людей. Твоей темой станет то, чем ты сможешь ответить на вопрос «чего не хватает в городе, что можно изменить?».

Алексей: Намного благороднее и полезнее для общества не искать себя в профессии и попытку раскрыть себя другим людям, а искать то, какую пользу можно обществу принести с помощью этой профессии. И это в целом будет намного интереснее, чем искать самого себя.

Егор: Я согласен, что нужно в первую очередь смотреть вокруг себя в мир, в глубину истории и искать отклик. Но этот отклик все равно приходит не извне, а изнутри, поскольку мир так или иначе воспринимается нами через те вещи, которые мы сами в нем находим. И поэтому нужно стараться каким-то образом найти консенсус между тем, что происходит внутри тебя и тем, что происходит в мире, для того, чтобы на стыке этих двух вещей родилось что-то новое.


— Как вы считаете, имеют ли ваши теоретические знания реальную практическую ценность?
Егор: Очень важно не разделять теорию и практику. Любой, даже, казалось бы, самой абстрактной вещью нужно заниматься только если тебе это жизненно важно, и если ты видишь в этом практическую реализацию. Если сегодня, например, политика нашего государства не направлена на развитие того, что тебе интересно, то это не значит, что это вообще не важно и практически не реализуемо. Это просто может быть твой путь. И в этом смысле практика и теория, в общем-то, одно и то же. То, что я сейчас делаю, это не исследование и не теория - это практика и способ жизни моей профессии.

Алексей: Я согласен, что исследование неотделимо от практики, оно для практики. Если говорить о моей магистерской работе, то для восстановления монастырей необходимо исследование, чтобы не потерять пласт культурного наследия и провести грамотную реновацию. Да и вообще перед проектированием любого объекта необходим предварительный анализ.

Филипп: Может быть такой исход событий, что ваше исследование слишком глобальное, но оно может быть реализовано практически в меньших масштабах, но опираясь на основу, политику и направление, которое вы провозглашаете в нем. Отличие, как мне кажется, магистратуры от бакалавриата, в том, что вы реально пытаетесь что-то изменить. Не физически, потому что пока вы не имеете таких возможностей, но хотя бы в теории все это рассказать и показать. На бакалавриате архитектура создается ради архитектуры - в магистратуре вы уже в масштабе города и даже страны рекомендуете что-то изменить, и для этого необходима теория.


ー Изменилось ли у вас отношение к профессии после магистратуры?


Филипп: Оно стало более осознанным. Магистратура помогла все поставить на свои места. На бакалавриате, конечно, не хватает этого. Оказывается, под современной архитектурой не просто какие-то криволинейные поверхности, интересные приемы - за этим стоит еще целая философия. Все не просто так.

Егор: У меня тоже сильно изменился взгляд на архитектуру, но я, к сожалению, не такой оптимист, как Филипп. Если после бакалавриата у меня было какое-то представление о нашей профессии, о том, что в нее входит, какие дисциплины, и что ты должен делать, чтобы построить качественное здание, то сейчас, после окончания магистратуры, я понял, что это такой, в общем, незаконченный проект, и что я не развился до конца для того, чтобы дать людям что-то, в чем они нуждаются. Хотя, в принципе, можно закончить бакалавриат и делать хорошие здания. Если человек талантливый, то ему необязательно погружаться в сложные схемы мышления и заниматься наукой для того, чтобы создать что-то.
Филипп Верхотуров
«Проектирование учебного комплекса непрерывного архитектурного образования с использованием информационно-компьютерных технологий в условиях г. Караганды.»
Цель работы: теоретически обосновать эффективность использования ИКТ в процессе проектирования и эксплуатации комплекса непрерывного архитектурного образования с целью обеспечения социальной и экономической устойчивости г. Караганды в условиях постиндустриального общества.


ー Вы планируете дальше продолжать свою исследовательскую работу в аспирантуре?
Филипп: Мне, конечно, хотелось бы продолжать. Вообще, если резюмировать, то исследовательская работа и написание текстов стимулируют какую-то другую зону мозга, которая также параллельно помогает тебе в решении творческих задач. Входить в контекст, искать какие-то подсказки, и потом решать, оглядываясь на этот контекст. Это влияет на твой проект, на твое объемно-пространственное решение.

Егор: Я бы тоже с удовольствием продолжил обучение в аспирантуре, потому что мне очень нравится то, что я сейчас исследую. Нужно выбирать такую тему, которой ты сможешь потом заниматься очень долго, которая тебе интересна просто по жизни. И мне не хватит этих двух лет и не хватит аспирантуры, чтобы понять тот феномен архитектуры, который я пытаюсь исследовать. Люди посвящают этому всю жизнь, и я не могу сказать, что у меня за два года магистратуры появилось ощущение законченности.


ー Хотели бы вы что-то изменить в программе обучения за эти два года магистратуры?


Алексей: Информативно программа довольно богатая. В целом мне не хватало того, чтобы институт ставил такие же условия обучающимся, как и на бакалавриате. Чтобы в них было больше строгости, больше экзаменов и контроля. Когда сессия насыщена экзаменами, она позволяет мобилизовать интеллект в течение месяца до такого напряжения, какого у него не было в течении всего года обучения, это полезно для студента.

Егор: Может было бы хорошо с самого начала определить специализацию в соответствии с темами работ. Еще мне лично кажется, что если в бакалавриате программа давала нам общие теоретические знания об архитектуре, то сейчас было бы интереснее посещать стройки в процессе обучения. Отличие магистратуры от бакалавриата в том, что ты уже ближе подходишь к реальной жизни, поэтому хотелось бы увидеть её воочию.

Алексей: Можно было бы снизить бюрократическую нагрузку на магистрантов, потому что конец модулей зачастую превращается просто в марафон очередей. И с помощью современных технологий, думаю, можно было бы решить вопросы ведомостей, что актуально и на бакалавриате. И еще мне не хватало бОльшего количества предметов по выбору. Если бы было больше возможности выбирать какие-то дисциплины, можно было бы более эффективно закрывать пробелы в своих знаниях. Еще было бы продуктивнее работать в небольших группах, не по 160 человек в аудитории. Таким образом и качество взаимодействия с преподавателем было бы выше.

Филипп: Да, не хватало в предметах более углубленного изучения тех направлений, которые связаны именно с моей темой. То есть какого-то еще более индивидуального подхода. Но я надеюсь, что эта система еще набирает обороты и что к вашему поступлению в магистратуру программа изменится в лучшую сторону!


Дмитрий Пекшин
«Пути возвращения традиционных функций секуляризированным монастырям как форма сохранения объектов культурного наследия.»
Цель работы: создание методологии обращения с секуляризированными монастырскими комплексами, являющимися объектами архитектурного наследия и находящимися под угрозой исчезновения.
Made on
Tilda