Вестник МАРХИ
Студенческое издательство
Никита Асадов
Компетенции — архитектура, благоустройство и пространственное развитие городов.
Директор по развитию Архитектурного бюро Асадова


Соучредитель агентства развития городов "Точка Роста"


Куратор архитектурного фестиваля "Зодчество" c 2014 по 2017 годы


Куратор выставочных проектов Союза Московских Архитекторов


Участник российских и международных проектных семинаров


Лауреат конкурсов по архитектуре и дизайну.


РУБРИКА: ЭКСКЛЮЗИВ
МАРФА ЗАХАРИНА
Начало творческого пути
Обучение
Про российские города
Восприятие творчества
Для меня вопрос выбора профессии никогда не стоял остро, ведь в семье все архитекторы. С детства эта профессия была для меня естественной средой обитания, так что где-то лет в пять я вполне осознанно решил, что тоже буду этим заниматься.
Расскажите о начале своего творческого пути.
Первый проект, который могу назвать «своим» — это дизайн пуговицы, мотивом для разработки которого стал конкурс предметного дизайна.
Опишите свой первый проект.
Конкурсы — хороший стимул для творческого роста и погружения в профессию. Они всегда дают результат, даже если в них не удается побеждать.
Первый конкурсный проект сделал, кажется, на втором курсе института.

Что касается победы... Очередной конкурс делали вместе с товарищем. Приз за первое место — миллион рублей. На победу не рассчитывали — конкурс был раскрученный, участников было много. Проект делали ради себя, а не ради победы. Отправили и забыли. Даже на подведение итогов не пришли. В общем, его-то мы и выиграли... Один этот конкурс в итоге окупил все предыдущие.


Когда вы в первый раз участвовали в конкурсе?
Я закончил МАрхИ, но многому в профессии научился гораздо раньше — и от родителей, и когда учился в школе-студии ЭДАС (Экспериментальная детская архитектурная студия) Владислава и Людмилы Кирпичевых .

В этом есть определенная специфика института — скажем, черчение и академический рисунок ты практически полностью осваиваешь еще до момента поступления. Ну и, конечно, престиж и статус МАрхИ, как лучшего архитектурного вуза страны, создает такую конкуренцию и так повышает твою планку, что ты в итоге попадаешь в такой густой профессиональный бульон, «поварившись» в котором выходишь с большим количеством самых разных знаний, полученных не только от самого учебного процесса, но и от всего того, что в большом количестве клубится вокруг и попадает внутрь через общение.
Расскажите про ваше обучение.
Сейчас он переходит к другим форматам. Но по сравнению с тем, что было лет десять назад, когда даже с небольшим опытом можно было легко устроиться по специальности в хорошее бюро, пожалуй, возможностей стало меньше. С другой стороны, это мощный стимул, чтобы сформировать хорошее портфолио и получить опыт стажировок в разных бюро, участвовать в воркшопах, получить всестороннее дополнительное образование. Те, кто лучше подготовился, в итоге имеют больший выбор, а выбирать действительно есть из чего.

Третий год подряд курирую летнюю архитектурную школу «ТОЧКА РОСТА», которую мы развиваем на базе бюро. В течение года у нас проходят стажировку пять-семь человек, а летом мы расширяемся до полноценного образовательного формата. За три месяца стажируется более ста человек. Это молодые архитекторы и студенты старших курсов.

В рамках летней школы я стараюсь сделать вводную лекцию с обсуждением про первые шаги в профессии. Также очень нужны дискуссии про то, где и чем можно заниматься после диплома. В идеале, для старшекурсников нужен такой марафон, где за небольшое время можно познакомиться с огромным разнообразием специальностей, которые перед выпускником открываются.


Хотели бы вы что-нибудь изменить в этой системе?
Во время обучения у меня только складывалось понимание профессии. В этих условиях очень сложно иметь приоритеты — для этого как минимум нужно быть глубоко в теме и выбирать среди сотен имен, а не между теми проектами и авторами, о которых случайно где-то что-то услышал.
Иногда доходило до смешного — как-то днем меня попросили встретить иностранного архитектора на проходной МАРХИ, потому что его не пускали на охране. Потом еще где-то полчаса без всякого интереса ходил с ним по зданию института. И только вечером того дня, в большом лектории АРХ Москвы, неожиданно выяснил для себя что этот парень — Винни Маас, партнер MVRDV, на лекцию которого набился полный зал.
Сейчас для меня вообще нет статичных приоритетов — странно сравнивать авторов из абсолютно разных культурных, экономических и смысловых контекстов. При этом можно получать настоящее удовольствие от того, как автор сохраняет свою идентичность, меняясь от проекта к проекту.


Какие архитекторы вам нравились, когда вы учились?
Это зависит от того, в какой области студент хочет начать разбираться. Скажем, у МАРШа есть хорошая подборка литературы для абитуриентов, на портале «Москомархитектура» ー актуальная информация и методические рекомендации, да и в СНиПах много интересного есть. Можно и нужно интересоваться тем, что происходит в мире в самых разных областях, не только в профессии.


.
Какая литература вам ближе по духу? Что вы посоветуете почитать молодому архитектору?
Да, раньше я действительно считал, что ее нужно довольно радикально менять — добавить больше актуальных знаний, дать возможность общения с практиками, добавить экспериментальных курсов, сделать образовательный процесс более неформальным и содержательным.

Сейчас уже третий год подряд курирую летнюю архитектурную школу «ТОЧКА РОСТА», которую мы развиваем на базе бюро. В течении года у нас в бюро постоянно проходят стажировку пять-семь человек, а летом мы расширяемся до полноценного образовательного формата, стажируются более ста человек за три месяца. Это молодые архитекторы и студенты старших курсов архитектурных вузов.

Мы проводим её с партнерами курса на площадке Архитектурного коворкинга в ЦДА. Это хороший опыт и возможность для студента за месяц понять с чем сталкивается архитектор, когда работает в реальных условиях и должен в сжатые сроки выдать качественный результат.

Когда ты сам из роли студента через практику переходишь постепенно к роли преподавателя, вообще начинаешь по-другому смотреть на все, что связано с получением и передачей знаний.

Есть много полезных вещей в интернете, например, на портале archspeech.com.

В рамках летней школы я стараюсь сделать такую вводную лекцию с обсуждением, про первые шаги в профессии. Также очень нужны дискуссии про то, где и чем можно заниматься после диплома. В идеале, на старших курсах нужен такой марафон, где ты за небольшое время можешь познакомиться с огромным разнообразием тех вариаций специальности, которые перед тобой открываются после вуза, и даже про то, чем можно заниматься помимо архитектуры, получив архитектурное образование.


Что сейчас происходит с рынком, он сужается?
Во-первых, практически на всех уровнях приходит понимание, что на обустройстве одних зданий далеко не уедешь и нужно комплексно заниматься городом.

Во-вторых, сейчас это направление широко поддерживается на уровне страны. Москва уже радикально изменила облик ー от рекламы и вывесок на фасадах до трансформации структуры и функции улиц, смещения приоритета от частного автомобиля к общественному транспорту. С 2017 года министерство строительства начало реализацию программы «комфортная городская среда», которая призвана за пять-десять лет изменить не только облик, но и сам уклад жизни в городах по всей стране.


.
Что вы думаете об облике российских городов в целом?
Пожалуй, основное, что мы пытаемся донести — это то, что нужно постоянно находиться в диалоге, вовлекать в принятие решений профессионалов из разных областей и объединять усилия для поиска оптимальных решений.
Можете рассказать, что в концепции, которую предлагает ваше бюро, ー самое важное по отношению к обустройству городов?
Везде в мире проблемы приблизительно одинаковые, вопрос в их уровне. Есть уровень проблем, с которыми сталкивается средний практикующий архитектор в России, есть средний уровень проблем западной Европы, и есть средний уровень проблем в архитектуре центральной Африки. Очень важен именно этот «средний уровень», его нужно стремиться повышать, но как правило, это процесс крайне длительный и не всегда зависящий от профессионального сообщества.


Помимо обустройства городов, какие еще есть проблемы в России?
Концепция построения идеального города на сегодня практически не имеет успешных примеров реализации. Требования к идеальному городу постоянно меняются, а воплощение занимает столько времени, что к моменту реализации город уже теряет свою «идеальность». .
Почему бы просто не снести все и не построить новое?
Воспринимаю в большей степени то, в рамках какого «профессионального языка» здание создавалось и насколько оно хорошо «написано». В каждом проекте не столь много придумано с нуля, сколько скомпилировано из других произведений сходного стилистического контекста. Когда здание построено, во многом понимаешь, что хотел сказать автор, какими приемами воспользовался, как решил существовавшие проблемы места. Видишь уровень классификации, и даже можешь угадать в чём у него были разногласия с исполнителями и заказчиком.
Как вы оцениваете и воспринимаете архитектуру?
Бывает некоторая эйфория от того, что удаётся реализовать нечто в соответствии с замыслом. Потом это отпускаешь и проект становится безразличен. А через определенное время уже не хочется ассоциироваться с этой вещью, потому что она тебя уже во многом «тянет назад».

Так что самый любимый — тот проект, которого еще нет, но обязательно в скором времени случится.

Хочется просто хорошо делать свою работу, не более. Но часто для этого приходится горы свернуть — помимо того, чтобы хорошо выполнить сам проект, нужно и смежных специалистов убедить искать наилучшие решения, и строителей заставить делать свою работу на высоком уровне, и заказчика убедить, что все должно быть сделано добротно, и еще весь город вокруг немного обустроить.

Есть ли проект, которым вы гордитесь больше всего?
Сейчас мне интересны проекты в сфере обустройства городов. Поэтому наблюдаю за тем, что делает Стрелка. У них сейчас много проектов в этой области, в том числе с сильными молодыми не московскими бюро. В этой сфере сейчас вообще есть колоссальные возможности для молодых креативных команд, во многом у них этих возможностей сегодня даже больше, чем у крупных проектных институтов, обладающих высокой инертностью.

Интересно участвовать в том, что сейчас делает в этой области Министерство строительства — там сейчас также формируется достаточно молодая энергичная команда вокруг проекта «Комфортная городская среда», с которой просто находить общий язык и которая во многом нацелена на достижение результата.



За кем вы наблюдаете вне архитектурного контекста?
Разделение на периоды и их классификация появятся лет через тридцать-сорок практики. Так что пока идёт только один период — накопления опыта...
Вы говорили о периодах своего творчества, вы можете их как-нибудь ограничить и охарактеризовать?
Тогда мы еще придем!
— До встречи!
Made on
Tilda