От руководства
Елена Сергеевна Баженова
Завкафедрой "Архитектурная практика"
В нашем вузе все больше и больше девочек. Как Вы думаете, почему?

Ответ простой – нет военной кафедры.
Еще давно были разговоры в интервью с Дмитрием Олеговичем о том, что будет военная кафедра.

Дмитрий Олегович, я так думаю, помнит. Просто должны сложиться определенные обстоятельства, чтобы нам ее сделали, потому что это государственный бюджет. Это не связано с желанием или нежеланием ректора. Весь институт только "за" будет – у нас, наконец, мальчики появятся. А то это, и правда, институт благородных девиц.
Какой ваш любимый архитектор среди женщин?

Заха Хадид, конечно.
А какое Ваше любимое ее произведение?

А я не все ее произведения видела лично. Была только в Баку.
Еще вас не взяли в мастерскую, в которую вы хотели.

Имеют право.
То есть, это нормально?

Абсолютно. Попробуйте посчитайте деньги. Потом я узнала, что в то время у них еще 2 девочки ушли в декрет. Он их не имел права уволить, но работать было некому – он взять не мог никого на их место. И я еще была третья.
А вы видели проявления сексизма не к вам конкретно, а в архитектурной сфере вообще?

Понимаете, в чем дело. Архитектура – мужская профессия. Работать надо много. Много - это когда кишки выворачивает. Женщинам такое вредно. А когда у тебя еще и заказчик с пистолетом...
То есть Вы положительно относитесь к мнению, что женщине не место в архитектуре?

Нет. У женщин очень много места в архитектуре, но руководить мастерской или быть, как Саша Кузьмина, главным архитектором области - не стоит. Там нет творчества, нет свободы. Женщины очень много могут в архитектуре. Только слово «может» бывает разным. "Может" - это может стать куратором, а может хорошим ГАПом. Это абсолютно разные понятия, но женщине не надо быть Скуратовым. Вообще, у женщины в жизни столько всего интересного, а любое руководство отнимает жизнь.
Made on
Tilda