Материнство и архитектура
Надежда Матвеева, выпускница МАРХИ, писатель ВМ, практикующий архитектор и мама
Почему среди известных архитекторов большинство — мужчины? Куда исчезают девушки из архитектурных вузов? Как правило, у многих появляется вторая профессия — родительство, которая требует не меньшей отдачи, чем архитектура. О совмещении карьеры и семьи мы поговорили с Марией Помеловой, основательницей бюро "Чехарда", которое специализируется на создании уникальных детских пространств. Оно было основано во время ее первого декрета.

ВМ: Маша, ты многого добилась: основала свое бюро, которое сейчас растет, является успешным, и при этом ты мама. Вестник хотел поговорить с тобой о том, как тебе удалось совместить это? С чего началась твоя карьера?

МП: Я начала работать еще в институте. На 5 курсе меня пригласил в бюро мой преподаватель, и я работала там после перерыва на защиту диплома. В какой-то момент у меня наступил переизбыток, хотелось делать что-то ближе к людям, а не абстрактные офисные и жилые здания. Коммерческая архитектура не привлекала — на тот момент застройщикам важны были квадратные метры, не более того.


ВМ: С этого момента начался поиск своего пути?

МП: Да, тогда я стала параллельно заниматься конкурсами, по большей части проектами благоустройства (моя специализация — градостроительство). В 2011 году я родила ребенка и почти перестала заниматься архитектурой. Точнее, я думала, что рожу и буду заниматься конкурсами, но не тут-то было. Конкурсы делала до 6-7 месяца беременности, а потом переключилась на материнство, моим проектом стал ребенок.

Логотип бюро Чехарда
ВМ: Как удавалось высвобождать время для проектов?

МП: В основном, пока ребенок спал днем и вечером. Также освобождала по 15 минут, пока дочка играла сама. Обе бабушки помогали иногда сидеть с ней. В какой-то момент стала использовать сервис с ситтерами. Я часто брала дочку на работу, она тестировала детские площадки. На встречу не возьмешь, конечно, но на авторский надзор — вполне.


ВМ: Сталкивалась ли с каким-то непониманием со стороны близких?

МП: Когда дело ("Чехарда") было на стадии развития, приходилось тратить на это много времени, и, как я ни старалась, не всегда получалось проводить много времени с дочкой. Родные начали говорить, что я провожу мало времени с ребенком. До сих пор так говорят. Они сами жили по-другому: моя мама бросила работу ради меня и хотела, чтобы я вела себя подобным образом.


ВМ: Как ты справлялась с этим?


МП: Я научилась не реагировать. У меня своя жизнь, свои приоритеты и ценности. И мне решать, сколько времени я провожу с ребенком и как распределяю оставшееся.


ВМ: Было ли у тебя у самой какое-то чувство вины?

МП: В целом я удовлетворена тем, сколько времени я провожу дочкой, хотя, всегда хочется больше.


ВМ: Обидно, что не можешь сходить куда-то с друзьями или на выставку?

МП: Немного обидно, но это не в приоритете. Потом мы просто стали тусоваться с друзьями, у которых есть дети.


Проекты бюро Чехарда. "Скрипучие пни"



ВМ: Какое соотношение времени ребенок/работа?

МП: Сейчас основную часть времени дочка проводит в школе, с 9 до 18. После школы и по выходным я стараюсь проводить время с ней. Максимум, отвечаю на звонки и стараюсь не сидеть за компьютером, пока есть возможность заниматься ею.


ВМ: Какой период был самый сложный?

МП: Пожалуй, самый сложный период был, когда ребенку было 2 года. Тогда я устала сидеть дома, но не знала, куда идти. Также поначалу было непросто из-за того, что все время ты не принадлежишь себе. Я люблю быть одна. У меня всегда была потребность в личном пространстве.


ВМ: Как ты думаешь, возможно женщине достичь баланса между семьей и карьерой?

МП: Такая задача есть у всех людей. Нужно слушать прежде всего себя, а не идти по шаблонам. Может быть и так, что хочется только воспитывать детей. Я не очень понимаю тех, кому хочется только работать. На мой взгляд, женщине сложно быть без ребенка.


ВМ: Что дает женщине рождение ребенка? Как ты смотришь на движение "чайлд-фри"?


МП: Ребенок тебя меняет, меняет твою жизнь, меняет все. Странно не попробовать настолько интересную историю. Это как не путешествовать и все время сидеть дома. С ребенком ты живешь не только для себя. Не факт, что твоя работа даст миру больше, чем ребенок.


ВМ: На каком этапе развития карьеры лучше рожать?


МП: Сложно сказать. У каждого периода свои плюсы и минусы. В начале карьеры легко уйти, но, вернувшись, сложно осознать, чего ты хочешь. В середине карьеры уже что-то попробовал и можешь понять, что нужно дальше после паузы. А на пике карьеры сложно уделить ребенку много времени.


ВМ: Сколько детей можно совместить с карьерой?


МП: У всех по-разному. Зависит от того, что ты хочешь делать и сколько времени ты готов проводить с детьми. Я не планирую второго ребенка, потому что понимаю, что у меня не будет возможности уделять ему и старшей дочери достаточно времени, даже при помощи няни.


ВМ: Что помогает при становлении своего дела? Кто тебя поддерживает?


МП: Всегда есть возможность, главное - это желание. Родственники, няни помогают с ребенком. Поддержка — это очень важная вещь. Меня поддерживает папа. Он безумно счастлив, что я нашла свое дело. С ним можно посоветоваться, хотя он сам хотел бы, чтобы я больше могла сидеть с детьми. Я не очень верю в истории других людей, потому что у каждого свой путь, у всех разные условия, разные проблемы и разные решения.
Проекты бюро Чехарда. "Символ"
Made on
Tilda