Говорим со студентами: Ульяна Осипова
Сегодня с Вестником пообщалась студентка 4 курса МАрхИ - Ульяна Осипова. Она рассказала нам о своих работах и роли рисунка в своей жизни.
У меня не было такого момента, что я вдруг поняла: мне нравится рисовать. Я жила среди бесконечного количества холстов и красок, поскольку оба моих родителя - художники. Рисовать получалось легко, особенно персонажей из мультфильмов. В 2-3 года я изрисовала зелёнкой солидные книги по академической живописи, обои и другие плоскости, до которых могла дотянуться, чтобы изобразить на них всякие абстрактные пакости. Может быть, тогда я и поняла, что это весело. А когда поступила в художественную школу, осознала, что именно через рисунок можно запечатлеть ощущения от происходящего в жизни.
ВМ: Были ли на твоем пути люди, которые оказывали на тебя сильное влияние?
УО: Самое большое влияние, конечно же, оказали родители. Я каждый день видела их работу: многочисленные эскизы, пейзажи и натюроморты. Папа часто брал меня на прогулки по Владивостоку, чтобы найти интересные ракурсы для будущих работ, и обращал мое внимание на, казалось бы, обыденные вещи. Возможно, благодаря этим прогулкам я с малых лет училась видеть красоту даже в самых захолустных подворотнях.
ВМ: А есть ли художники, которые тебя вдохновляют?
УО: Конечно! В разном возрасте мне нравились разные художники: например, лет в 5-6 я с восхищением рассматривала наброски Херлуфа Бидструпа - карикатурные и очень эмоциональные людишки с потрясающей утрированной пластикой меня умиляли. А работы И.Я. Билибина завораживали волшебным сочетанием цветов и характерами персонажей. В более старшем возрасте меня привлекли работы Рембрандта, Караваджо, Брейгеля, Босха - я любила рассматривать детали работ, через них пыталась понять принципы построения композиции, возможности использования света для усиления художественного эффекта. Сейчас же меня вдохновляют художники, чьи работы заставляют меня испытывать определенные эмоции. Особенно мне нравятся работы Эндрю Уайета, которые чем-то напоминают мне детство в пыльных мастерских художников, картины Джереми Манна, завораживающие игрой света и тени, точностью передачи настроения с минимальной проработкой деталей. Совсем недавно я открыла для себя творчество Фила Хейла. Его полотна вызывают весьма противоречивые впечатления, и, честно, я до сих пор не понимаю, нравится мне его творчество или нет, однако могу сказать наверняка, что они поразительны. Для меня вдохновение - это необязательно что-то солнечное и радужное, это то, что появляется после испытания какой-либо эмоции.
ВМ: Ты продолжаешь обучение после окончания программы на 3 курсе? Или сейчас уже рисуешь больше для себя?
УО: Нет, я не продолжаю обучение по рисунку, не хочу, чтобы это было обязательным занятием. Конечно, я продолжаю рисовать и то, что мне интересно, и на заказ, если случается. Мне нравится самостоятельно изучать новые техники, придумывать новые способы передачи на бумаге своего видения мира, экспериментировать с материалами. И, безусловно, это большая радость, когда мои эксперименты удаются.
ВМ: Как ты думаешь, можно ли в МАРХИ профессионально научится рисовать, следуя только трехлетней программе?
УО: Я считаю, что когда студент сдает экзамен при поступлении в МАРХИ, он уже должен быть неплохо знаком с базовым пониманием рисунка. На мой взгляд, программа МАРХИ дает ровно столько, сколько в принципе необходимо будущему архитектору для понимания пластики и пространства. Однако, как мне кажется, такой программы недостаточно, если человек хочет профессионально заниматься рисунком - на то и существуют профильные училища и академии художеств. Там несколько другая специфика, да и часов рисунка, разумеется, больше.
ВМ: Какие работы ты выставляла в прошедшем вебинаре по рисунку современной архитектуры? Почему именно их?
УО: Так совпало, что с прошлого года я увлеклась рисунком ночной архитектуры, и путем экспериментов изучала технику именно ночных зарисовок на тёмной бумаге. Сначала рисовала краны, погрузчики и корабли во владивостокском порту - все они хорошо выделялись на темном фоне. После решила попробовать изобразить здания. Выбор сразу пал на современную архитектуру. Подобные сооружения просто не могут существовать без иллюминации, которая хоть и имеет, в основном, утилитарное назначение, облегчая передвижение человека в темное время суток, но в то же время она чудесно преображает сами здания, давая им жизнь не только днем, но и ночью. Поэтому на вебинаре я решила рассказать про технику ночного рисунка современной архитектуры. В отличии от дневных зарисовок, ночные требуют большего разнообразия материалов и намного больше времени. Я представила свои самые большие и детализированные работы: ночные Шанхай, Токио и работу к курсовой по советской архитектуре - "Невоплощенная Москва". Она стала для меня еще одним экспериментом с материалами. Я знаю, что в МАРХИ часто говорят фразу: "не рисуйте Чертаново" - так как это "лес" из панельных человейников. Однако, думаю, и панельные дома можно нарисовать так, что будет смотреться интересно - поэтому я показала работу с вечерним Владивостоком, где на переднем плане выступают хрущевки и промзоны. Хотя рисовать храмы и барокко не менее интересно. Впрочем, не имеет значения, что рисовать, главное - как.
ВМ: Какими материалами ты предпочитаешь работать?
УО: Материалы - моя любимая тема. Меня радует, что мое вдохновение не привязано к выбору материалов. Когда под рукой ничего подходящего нет, можно и палкой на земле нарисовать классную картинку. Но, кончено, я больше люблю именно хорошие карандаши, линеры, гелевые ручки - да что угодно, главное - качество. Каждый материал соответствует объекту. Если я хочу в монастыре нарисовать обшарпанную церковь, то использую простой карандаш, мягкий материал или черный линер по белой бумаге. Для зданий классического стиля, барокко или эклектики, например, часто беру слегка тонированную бумагу, черные и белые гелевые ручки. Портреты людей и наброски классно делать мягкими карандашами или сангиной. Для ночной архитектуры я использую цветные кроющие гелевые ручки, пастельные и акварельные карандаши, линеры. В целом, я бы хотела выработать свой почерк и узнаваемость в рисунке, но, возвращаясь к вопросу, мне абсолютно все равно, что рисовать и в какой технике.
ВМ: Как ты считаешь, архитектору нужно уметь мастерски рисовать, или можно ограничиться простым навыком изобразить на бумаге то, что у него в голове?
УО: Изобразить то, что у тебя в голове, можно и одной линией, если ты четко представляешь свою идею. Можно хоть куском кирпича на бетонной стене объяснить заказчику свою идею так, чтобы тебя поняли, не обязательно для этого быть членом союза художников. Конечно, здорово, когда ты умеешь и виртуозно рисовать, и чертить, и мастерить всякие скульптурки, макетики. Важно найти для себя именно тот способ, который тебе наиболее удобен для передачи своей идеи. Если с рисунком не заладилось, то и ладно: ты можешь, например, за пару минут из подручных материалов смастерить макет, и заказчик тебя поймет.
ВМ: После того, как закончишь институт, будешь серьезно заниматься рисунком?
УО: Я не могу сказать о себе: "я умею рисовать", потому что думаю, что рисунок, равно как и архитектура, - это постоянное изучение чего-то нового. Рисунок для меня, скорее, ремесло, а не профессия. Это то, что позволяет мне отвлечься от чего-то более серьезного, тренирует мелкую моторику и видение. Это доступный способ показать зрителю свою идею или свой взгляд на мир, и я постоянно стараюсь искать новые способы изображения на бумаге своих идей и мыслей.
АВТОР ИЛЛЮСТРАЦИЙ: Ульяна Осипова
Made on
Tilda