Говорим со студентами: Анна Сафронова
Анна Сафронова на 3-ем курсе пошла на "живопись в архитектуре" - не самый популярный предмет по выбору. Вестник попросил Аню рассказать, как и где занимаются живописью в МАРХИ и почему это важно.
ВМ: Твоя любовь к живописи началась с МАРХИ?
АС: Скорее всего, она началась еще до поступления в институт. До МАРХИ у меня не было разделения на живопись, рисунок и графику. Было общее понятие "рисовать", и мне это нравилось. Наверно, где-то в 8 классе я закончила работать цветом, поэтому на момент поступления я непомнила, как кисточку держать, для меня будто в первый раз все случилось. Это была любовь с первой пары. Как начала писать, так до 3-го курса и не расставалась с живописью. Хотелось бы и дальше не забрасывать в дальний ящик свои краски.


ВМ: Как прошла практика по живописи после 2-го курса?
АС: Практика проходила в Выборге, на берегу Финского залива. Она была удивительной и потрясающей, в большей степени благодаря преподавателю и замечательному коллективу. Все проходило в достаточно свободном формате: преподаватель, Власов-Ягодин Александр Алексеевич, не ставил ограничений по материалам и форматам - все рисовали то, что нравится и как. Кто-то на холстах, кто-то на бумаге, даже на картоне. Писали и гуашью, и темперой, и акварелью - кто чем горазд. Я знаю ребят, которые не любили живопись в течение 2-х лет в МАРХИ, но на практике получали удовольствие. Там довольно свободно себя чувствуешь, и живопись не в тягость, она превращается в досуг. На выездной практике у тебя есть возможность делать все для души.
ВМ: Почему на 3-ем курсе ты выбрала "Живопись в архитектуре"?
АС: Первые 2 курса, как и большинство ребят, я выбирала компьютерные программы. На первом мне повезло - получала от предмета удовольствие и узнавала что-то новое. На втором курсе все сложилось иначе, и предмет по выбору стал тяжким бременем, которое я несла весь год. Еще, на 2-ом курсе живопись как официальный предмет заканчивается. А мне очень нравилась атмосфера на мансарде - эти табуретки, заляпанные краской, и солнышко в окна. Не хотелось прощаться с этим. К тому же я 24/7 за компьютером, особенно во время сессии, поэтому хотелось отвлечься от него хоть где-то.
ВМ: Какие интересные работы вы сделали за этот год?
АС: Предмет в этом году назывался "Цвет в монументально-декоративной живописи в архитектуре". Весь семестр был направлен на изучение взаимодействия живописи и архитектуры. Задания заключались в том, что мы имитировали ту или иную разновидность монументальной живописи. Первое задние - колерная роспись, имитация росписи стены. Когда выполняли работу, мы делали эскизы, выявляли основные оттенки натюрморта и замешивали краску в пустых баночках, в дальнейшем работая только ими. Потом были работы по мозаике и витражу. Следующая работа - цветовой образ проекта дома. Задание было интересное в плане подготовки и разработки. Тут мы должны были передать ощущения от своего проекта на эмоциональном уровне. Работа более творческая, чем все остальные. Последним заданием была имитация техники сграффито.
ВМ: Как ты думаешь, можно ли в МАРХИ профессионально научится рисовать, следуя только трехлетней программе?
УО: Я считаю, что когда студент сдает экзамен при поступлении в МАРХИ, он уже должен быть неплохо знаком с базовым пониманием рисунка. На мой взгляд, программа МАРХИ дает ровно столько, сколько в принципе необходимо будущему архитектору для понимания пластики и пространства. Однако, как мне кажется, такой программы недостаточно, если человек хочет профессионально заниматься рисунком - на то и существуют профильные училища и академии художеств. Там несколько другая специфика, да и часов рисунка, разумеется, больше.
ВМ: Как данные темы относятся к архитектуре? И рисуете ли вы саму архитектуру?
АС: Это работы на взаимодействие архитектуры и живописи. Мы изучаем монументальную живопись и работу с цветом в архитектуре. Мы не рисуем архитектуру как таковую, во всяком случае на 3-м году обучения. Цель курса - научиться понимать, как архитектура и живопись существуют вместе, на что стоит обращать внимание при выборе цвета и живописно-декоративных элементов в своем проекте.
ВМ: Какими материалами ты предпочитаешь работать?
АС: В основном я работаю гуашью на бумаге, натянутой на подрамник. Но иногда беру холсты, когда рисую для себя. Люблю, когда в работе есть какая-либо фактура - ее обычно добиваюсь либо мастихином, либо губкой. У меня есть работы, полностью сделанные мастихином. Мастихин - это металлическая лопаточка. Как шпатель, только в художественной среде. Еще, как например на практике, где надо было нарисовать много зелени, я промакивала невысохшую на листе краску сухой губкой - получалась классная пупырчатая фактура. Живопись - это тот предмет, где можно использовать все, что оставляет цвет и придает фактуру. Я использую иногда даже зубочистки, чтобы соскрести слой краски, еще у меня есть маленький строительный валик, им бывает забавно что-либо сделать. Классно разбрызгивать краску: она ложится как снежинки, многие так в детском саду делают. Иногда я скотч использую, чтобы ровные линии получались, если в работе нужна жесткость. На самом деле, у меня целый арсенал странных вещей, которые я таскаю на живопись. Акварелью не работаю, но пробовала акрил - мне понравилось им писать. Там есть свои заморочки, и на мой взгляд он подходит в основном для декоративной работы, так как быстрые этюды на природе им особо не напишешь.
ВМ: Что живопись значит для тебя? Помогает ли она тебе на творческом пути в архитектуре?
АС: Она позволяет мне отвлечься и отдохнуть, так как не отнимает много сил и энергии. Приятно после долгих пар за компьютером взять краски и кисти и работать руками. На все остальные кафедра живописи непохожа - это отдельный мир. Живопись успокаивает. И еще: в каждом задании есть возможность вложить частичку себя, сделать его по-своему. И это здорово, когда не механически выполняешь задание, а проникаешься им. Можно экспериментировать с чем угодно и как угодно. Это огромное поле для воображения.
И вряд ли мне было бы сложнее постигать архитектуру, если бы мне не нравилась живопись. Она учит работать с цветом, а это полезно в архитектурной практике. Приемы в живописи помогают мне на начальном этапе проекта, когда переношу идеи на бумагу посредством цвета.
ВМ: Почему студентам стоит посещать дополнительный курс по живописи?
АС: Я не призываю всех бежать на живопись. Она не каждому по душе: не всем охота возиться с краскам, мыть кисточки и таскать бумагу. Как предмет по выбору он вряд ли научит новым приемам на 3-м курсе. Мы приходим уже с базой и на 3-м курсе мы углубляемся, понимаем, что живопись - это не просто пейзаж и натюрморт, проникаешься идеей синтеза искусств. На живописи не очень много людей, и там нужно работать достаточно интенсивно: халтурить вряд ли получится. Преподаватель, Виталий Барышников, не любит халявщиков и тех, кто несерьезно относится к его предмету. Если вы в себе не чувствуете сильной тяги к живописи, то, наверное, стоит 10 раз подумать, хотите ли вы пойти на этот спецкурс. А если вам не лень таскать подрамник еще один раз в неделю, то вы получите много позитивных эмоций.
Интервьюер: Данилова Татьяна, 3 курс, МАРХИ
Ответчик: Сафронова Анна, 3 курс, МАРХИ
Made on
Tilda